Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Школа в жизни

С раннего детства Володя слыл гениальным мальчиком. Он мог двумя росчерками пера пририсовать шикарные сиськи на фотографии ткачихи из популярного тогда журнала «Работница». Умел изящно проковырять самую большую дырку в замалеванном известкой окне женской бани. Знал, как безвредно для себя поджечь серу в парадной своей учительницы. Одним словом — это была всесторонне развитая личность, когда дело касалось необразовательных наук.
С годами ума Володя не прибавлял, а зато – наращивал авторитет в определенных кругах, все дальше и дальше отставая в образовательном развитии от своих сверстников. К шестому классу, он уже уверенно знал географию по картинке с пачки папирос «Беломорканал». В восьмом, постигал интегралы, легко оперируя цифрами до 10 рублей включительно, в уме вычисляя количество выпивки и закуски. Сердобольные женщины тянули его за уши по школьной жизни и даже, дожалели его аж до 10 класса. Что не удивительно, потому как его мама была спецом районного масштаба по женским болезням. В 10-м классе Володя занимался все тем же, чем и в 6-м. Курил в туалете 4-го этажа, что в крыле начальных классов и авторитетно рассказывал кругу желторотых единомышленников, каким сортом плавленого сырка, лучше всего закусывать портвейн «777».
Подрастающая смена слушала авторитета отрывши рот и нещадно гадя от восторга, параллельно швыряя в унитазы окурки, недоеденные пряники и кульки от конфет. Многочисленные и ежедневные рассказы привели к тому, что канализационная система туалета забилась намертво и безысходно. Силами хозблока школы, устранить затор не представлялось возможным. Директорат принял решение: вызвать канализационный спецназ из ЖЭКа.
И они пришли на зов. Трое. Высокие. Серьезные. С образованием и гигантским опытом работы по специальности. Один из них, главный, был в шикарной белой каске. Они поднялись в туалет 4-го этажа. Попробовали канализационные методики легкого продува и поверхностного бурения верхних пластов. Ничего не вышло. Посовещались. Спустились на 3-й этаж и там полностью разобрали всю фановую систему почти до потолка. Безрезультатно. Затор издевательски закупорился ровно в районе перекрытия между этажами. Коллективный ассенизаторский ум, принялся неторопливо анализировать ситуацию, интенсивно перекуривая и хлопая себя руками по бокам.
А в это время, на 4-м этаже, Володя проводил ежедневную летучку с подрастающим персоналом. Дети ему пожалились, мол, ни пописать, ни покакать, дяди из ЖЭКа медлительные и по расторопности уступают лишь африканским слонам в период их летнего обезвоживания.
Как обычно, авторитету пришлось все делать самому, опираясь лишь на собственный жизненный опыт. Взяв принесенную из дома магниевую бомбочку, Вова положил ее в разобранную горловину фановой трубы, поджег фитиль, плотно запыжил всю конструкцию учебником «Природоведение» и утвердил целым ведром воды сверху. Дети кукурузы отошли назад, стараясь прикрыть телами своего предводителя.
В канализации пошел обратный отсчет. Взрыв! В фановой трубе проснулись ранее дремавшие чувства. Она вдруг вспомнила, что ее двоюродные братья по сечению и объёму, не только перекачивали дерьмо своими диаметрами, но и с успехом уничтожали противника, точно метая снаряды за линию фронта. Трубе вдруг стало озорно и задорно. Трубе стучала в сердце память предков. И труба решила, а почему бы не рискнуть раз в жизни и не поработать на смежной специальности? Толстостенная фанина сказала сама себе «Таки, Да!». Напряглась всем своим главным калибром, ахнула вниз и изрыгнула из своего чрева коричневый болид. Жахнув на шорох, почти не целясь, труба с цейсовой точностью попала с первого раза именно туда, куда и планировалось. В туалет 3-го этажа. Накрытие цели было полным и безоговорочным.
Сантехнический персонал на нижнем этаже принял бой лицом, развернувшись широким фронтом, лишь от неожиданности припав на одно колено. Стойко демонстрируя выучку и взаимосвязанность, бойцы сантехнического взвода протерли глаза от залепившего дерьма и провели перекличку. Все живы. Здоровы. Больше всех глотнул горя их боевой руководитель в белой каске. От него остался бело-чистый след на уже темно-коричневом кафеле стены. Остальным также прилетело не хило. Особенно их белым воротничками и тщательно отпаренным смокингам.
Очнувшись, эта троица ломанулась на верхний этаж, питая надежды возмездия и сметая первоклашек на лестнице. Разочарование. В туалете 4-го этажа, уже давно никого не было. Основы конспиративной работы – это вам не жук на палочке. Володины воспитанники умело слились с толпой, как и учил их вождь. Но! Один из них, начинающий, подписал тот самый учебник «Природоведения» своей фамилией и номером класса. Березкин. 4-Б. Это было началом провала организации. Березкина отыскали тут же, приперли к стенке доказухой, на пальцах втолковали всю сантехническую феню. И тот мгновенно сдал Володю, обмазанным и оскорбленным матросам-сантехникам.
Времена тогда были строгие. Никаких телефонных баз в переходах еще не продавали. И смертельно раненные сантехники, наружно и внутренне обтекая коричневым физраствором, пришли в кабинет директора школы. Намереваясь узнать адрес или телефон их обидчика, обильно истекая на чисто мытые полы директорского кабинета. Они убеждали испуганную женщину, сжимая вокруг нее кольцо благовоний и доброжелательности, капая на гобелены биомассой и топча натертый паркет ластами. Дяди объясняли, что им очень-очень нужен Володя. Буквально на минуточку. Они у него спросят про то, как надо писать «жи-ши» и тут же уйдут. Пахли они выразительно. Говорили литературным языком. И именно поэтому, старая женщина, сразу просекши ситуацию, не сдала Вовчика, спасши ему жизнь и здоровье. Пожалела. Как все бабы на Руси жалели юродивых до нее и глубоко после нее. Сантехнический спецназ ушел, постреливая вверх холостыми, так ничего и не добившись от директрисы.
Работу туалетов наладили, а Вовика турнули из школы на всякий случай. Буквально на 10 дней. Дабы сантехники поостыли и перестали ждать его в засаде под окнами.
Он получил свой заслуженный аттестат зрелости. И пути наши разошлись. Не слышал о нем больше. Фамилия у него была нераспространенная. Мелькала созвучная в правительственном сообщении после ЧП в Чернобыле, не знаю, может он и там руку приложил.

Два белых коня

Февралем слипалось в носу от хрусткости раннего утра. А я налегке выскочил, вспомнил, что забыл в багажнике две нужные ерундовины. Влез в багажник, ухватил голыми руками мерзлый металл и было уже двинул домой, как встретил однокашника Саню. Саня степенно грузил в свою «копейку» банку масла, фильтры, какие-то гайки. Поздоровались. Саня тут же спросил: у тебя есть шестигранка под слив масла? Я не глядя показал рукой в сторону багажника: бери в сумке. Саня взял ключ и сообщил, что они едут с батей менять масло и фильтры, а через пару часов мы это дело отпразднуем. Я обрадовался случаю, т.к. на таком морозе более развлечений никаких не подберешь – сиди дома и пинай синю сливу, от легкой развязанности, до глубокого погружения в тему. С этими мыслями я побежал домой, окалывая лед с ушей и носа.
Через пару часов я позвонил Сане по телефону. Трубку подняла его мать и сообщила, что гвардейцы еще не возвращались на базу. Пришлось ждать. Спустя еще два часа, я вновь набрал номер Сани. Мать уже обеспокоенным голосом подтвердила, что домой они не возвращались. Еще час. Нет. Еще час. Нет. Люди не вернулись. Я оделся как можно теплее и пошел их искать, сам не понимая, где я это буду делать. Едва вышел из дома, как сквозь поземку увидел две прислоненные друг к другу фигуры, которые брели по безлюдному городу, едва передвигая ноги и цеплялись за жизнь из последних сил. Они!!! Я подлетел к ним и стал орать, мол, какого черта, мол, вы, что, обалдели??? Вы где шляетесь на таком морозе??? Саня мне тихо ответил, что очень хочет горячего чаю и спать, а все подробности завтра. А на завтра был рассказ подрывника, который ошибся один раз в жизни.
Они бодро доехали с батей до ближайшей "ямы". Не ехать же на СТО и не платить же там огромные деньжищи за смену масла??? Тем паче, что у них на двоих было два высших технических образования. Заехали на яму. Батя Сани взял ту самую шестигранку, которую Саня позаимствовал у меня в багажнике и стал ее примерять к тем пробкам, которые были под днищем «копейки». На удачу, шестигранка подошла к сливной пробке коробки передач и батя тут же ее ловко выкрутил. Трансмиссионка полилась в подготовленную тару. Тщательно обождав, пока коробка передач обсохнет, закрутили назад пробку. Масляный фильтр на движке решили не менять, т.к. «он дорогой и батя его менял недавно». Открыли заливную горловину на клапанной крышке и налили туда масла ровно по краев горловины. Полюбовавшись на свою работу, батя деловито протер руки и завел мотор. Масло тут же поперло из всех щелей. Мотор выключили. Закурили. Стали думать. Время шло. Саня нырнул под автомобиль и прошел взглядом от мотора, коробки передач, по карданному валу и уткнулся в задний мост. Моментом поняв, что там наверняка есть масло (инженер все же, диплом имеет), примерил тот самый шестигранный ключ к картеру редуктора. Ключ подошел. Им в этот день пёрло, как на буфет в театре. Радостно вывернули пробку из картера редуктора и деловито собрали вытекающее масло в емкость. Пора, сказал батя и они завели мотор еще раз.
Поскольку масло в прошлый раз уже прилично подвыдавило сальники и прокладки в моторе, в этот раз его уже ничего не могло удержать. Масло давило из всех щелей. Выключили мотор. Закурили. Солнце уже давно зашло за гору. Саня предположил, что «масляный канал между мотором и коробкой передач, чем-то забился, поэтому масло никак не может вытечь полностью». Батя поддержал здравую гипотезу сына и повторно открутил пробку на картере коробки передач. Саня уже стоял наготове со стальной проволокой, которую подобрал под ногами. В свободное отверстие на коробке, инженеры ввели проволоку и в четыре руки принялись силой продвигать ее в сторону мотора. Они старались нащупать тот самый «масляный канал», который объединяет две масляных системы в одну. Сначала проволока шла легко, а потом зацепилась за что-то. Силы были на исходе и двое гениальных механиков торопились. Обломав в конце концов кусок проволоки и оставив его в недрах коробки передач.
Поняв, что еще чуть-чуть и их уже найдут только среди подснежников, два дефективных приняли единственно верное решение, которое и сохранило им жизнь: в очередной раз они завели мотор и поехали искать ближайшую станцию техобслуживания. Ехали не долго, буквально минут 30. По дороге масло привычно фонтанировало через выдавленные сальники и прокладки, до тех пор, пока все не иссякло. Перегретый мотор радостно поприветствовал прилипшие вкладыши. Обломанный конец проволоки наконец-то нашел свое место в коробке передач, уверенно сломав там пяток зубьев на шестернях. А сухой редуктор заднего моста выл баритоном Георга Отса, все громче и громче
До СТО они не дотянули пару десятков метров. Картер коробки раскололся, редуктор давно перешел на тенор Козловского, а мотор заклинило. Все было в пределах разумного и закономерного. Двое героев сдали автохлам в руки плачущих работников СТО и уныло побрели на автобус.
А с Саней мы все же крепко выпили. Но это была уже совсем другая история.