Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Должностная инструкция или секс по-морскому в межрейсовый период.

Нужно напроситься в гости к жаждуще-знойной женщине. Обязательно выбрав время вечером, в период "после тяжелой вахты". Доступным и галантным способом, заранее информировать даму о своих предпочтениях в еде и напитках. Особо подчеркнув, что коньяк вы принесете с собой, а водку лучше предварительно держать в морозилке, шампанское надо охлаждать умеренно. Салаты лучше солить и заправлять непосредственно перед подачей, а раковые шейки весьма милы в кисло-укропном соусе. Основные блюда надобно сохранять горячими до стола, для чего можно их предохранять от охлаждения, держа в пуховых подушках или ватных одеялах.
Итак, вечер. Покупаете коньяк. Приходите к даме. Коньяк из портфеля не достаете!!! Небрежно вешаете китель на спинку стула, садитесь за стол, слегка ослабляете галстук и обязательно одергиваете брюки, дабы безупречные стрелки сохранялись на них бесконечно долго. Закладываете салфетку. После двух порций оливье, пол батона колбасы т/к, грамм 250-ти осетрины с хреном и 150 грамм замороженной до бесчувствия водки, хлопаете себя по лбу и вскрикиваете : "Я же коньяк забыл в портфеле!" и смотрите на хозяйку с укоризной. Хозяйка обязательно отговаривает вас от коньяка, мотивируя "Смотрите, на столе и так есть что выпить и чем закусить". Несколько подумав, вы соглашаетесь с хозяйкой и медленно садитесь на свое место. Далее, степенно рубаете соленые грибки со сметаной, форшмак, паштет из куриной печени и т.д. И помните! Буженина при подсыхании, удивительна тверда и неудобна в еде. Раз в 20-30 минут, нужно давать паузу в еде и потреблении спиртосодержащих жидкостей. В эти промежутки времени, даме необходимо предложить шампанского. Это вовсе не значит, что его надо открывать и наливать!!! Именно предложить! И смотреть жалобно-просяще. Как смотрят юродивые на ступенях храмов. Одинокие женщины очень сентиментальны! Шампанское останется закрытым. Разговоры за столом должны быть интересны для дамы, лучше заранее почитать мировую прозу, стихи. Идеальны фразы в вашем тексте "топливо взяли говно, форсунки полетели, база ветоши в объемах не дает" и т.д. Далеее...горячее. Постарайтесь оставить под горячее, хотя бы 100 грамм водки. В противном случае, придется догоняться шампанским, под молодого поросенка с хреном. А это моветон. Шампанское нужно пить под торт "Наполеон"! В крайнем случае, под эклеры. Но! Замена если и допустима, то, с обязательной выволочкой хозяйки, за ее ленность и криворукость! От чая можно отказаться. Ну, не совсем отказаться, а попросить отсыпать вам с собой половину пачки. Насытились? Точно? Тогда, необходимо приступать к самой скучной фазе действа: "секс по-морскому". Начинайте недвусмысленно поглядывать на кровать. Дама тут же выдаст вам неуместное в этом процессе банное полотенце. Полотенце вешаете на шею. Идете в ванную комнату. Оставьте полотенце там. Это лишний в морском деле атрибут. Включите воду в ванной. Внимательно посмотрите на себя в зеркало. Веки на каждом глазу, поочередно оттяните вниз. Не торопитесь. Минут пять для ванной вполне достаточно. Выключайте воду - экономьте деньги гостеприимной дамы. Проходите снова к столу и пристально смотрите на хозяйку, которая, к тому моменту, уже переоденется в легкий халатик. Хозяйка правильно поймет ваш сигнал к действию и упорхнет в ванную.
Запомните! Это момент истины! С этой минуты - вы лазутчик в тылу врага и у вас крайне мало времени для выполнения боевого задания Родины! Мгновенно допиваете остатки шампанского, там должно быть еще грамм 200-ти. Не смейте доедать "Наполеон" - это очень долго, дама вернется после ванной и все будет испорчено! Досчитайте до 20, это период, после которого алкогольная интоксикация обновится новой порцией. Снимайте галстук, ботинки, брюки!!!! Рубаху и носки оставьте! Их под кителем завтра будет почти не видно. Ложитесь спать, отвернувшись носом к стенке. Храпеть начать лучше сразу же, не дожидаясь изумления вернувшейся дамы. Если начнет тормошить и мешать спать, говорите правильно подобранную фразу "Я буквально на минуточку, только глаза закрою! Сейчас, сейчас! Такой трудный был день"
Утром уходите на цыпочках. Не прощаясь. Умоляю! Не забывайте портфель!!! Там ведь коньяк! Теперь поняли? Почему я так настаивал на том, что бы вы его купили????
Прекрасный способ общения с женщиной. Единственное, что меня всегда удивляло, так это то, что получалось это устроить лишь один раз с одной и той же претенденткой. Сколько раз я потом не напрашивался в гости к тем дамам, которые уже испытали на себе эти методики - ни одна не согласилась на повторный эксперимент. Странные, женщины! Странные!

Что русскому хорошо - немцу смерть

Приплелись из Новороссийска в Тунис. Палки привезли. Тунисцев не видно. Выходной. Ждем выгрузки. Жарко до умеренного. Матрос у трапа, разморенный, вяло курит на рабочем месте папиросу "Беломорканал". Его сзади похлопали по плечу, спокойно попросили "дай прикурить". Парень повернулся и молча, подставил папиросу просящему. Тот достал из СВОЕЙ пачки "Беломора" папиросину, продул, размял, привычно прикурил и промолвил "Позови второго штурманца к трапу". Матрос наш икнул. Снова икнул. И начал икать не переставая. Дело в том, что прикуривающий был банальным негром. Самым обычным. Только цвет кожи у него был не темно-коричневым, а иссиня-фиолетовым.
Матрос едва доплелся до телефона и проикал "Второму штурману спуститься к трапу". Второй деловито спустился по трапу и парой фраз явил негру изумительное знание английских правильных и неправильных глаголов. Негр уставился на второго штурмана и спросил у икающего матросера "Чего это с секондом?". Тут пришла пора второго штурмана выпучивать глаза. Но, чести флота наш секонд не уронил и спустя пару минут выдавил из себя "А откуда вы так хорошо знаете русский язык?".
Негр был удивлен не меньше наших. Его ответ сразил наповал вопрошавших "Дык, у нас в Калуге, все так по-русски говорят". Выяснилось, что парень пару месяцев трудится в Тунисе. Типа, по студенческому обмену. Практикует французский язык по педагогической линии и чуть-чуть стивидорит в порту. Через пару-тройку недель собирается домой, обратно в Калугу. Приглашение на вечерние посиделки, им тут же было горячо воспринято. Вежливо осведомившись о наличии березовых веников, наш тонированный соотечественник распрощался до вечера. Вечером все было как обычно. Стол, баня, братание. Парень был крепким. Выпил со всеми персонально. В середине банкета он стал рассуждать о том, что ислам хорошая и правильная религия. Пытался цитировать на арабском Коран. Параллельное наличие в его правой руке стакана с водкой, а в левой, куска сала трехпальцевой толщины, никак фиолетового хлопчика не оттормаживало. Под занавес, парень пустил слезу, с просьбой немедленного забрать его в Калугу, мол, не могу я тут, мол, не понимаю я этих ниггеров, мол, сгораю на солнце постоянно, мол, снега хочу, а утром пива. Все рыдали как дети. Боцман, весь в отеческих чувствах, подарил пацану шапку-ушанку и валенки. Веник и сало, парень взял в качестве бонуса. Пацан как пацан, подумал я в пьяном угаре. Водку пьет, салом закусывает. В бане с веником парится. По Отечеству скучает. И чего его в Африку понесло???

Пытка холодильником

Не говорите мне, что водка сближает людей. Все спорно. И сильно зависит от количества, употребленного в единицу времени. Вполне может не только разъединить, но и рвы прокопать противотанковые между народами. А если еще по одной вмазать, так и между странами возведет непреодолимые фортификации.
Он пришел к нам на один рейс. Просто подменить основного капитана на месяцок. Упросили его в отделе кадров подставить крепкое плечо, под непрерывный процесс добывания торговым флотом валюты для страны. Не отказал. Уважил. Александр Федорович Язько. Капитан с огромной буквы. С накатом зависти напишу, что капитан дальнего плавания в нем легко угадывался со спины и портфеля. Такие волнуют дам всех возрастов и в любое время суток. Рост, стать, умение себя подать, и, конечно же, щеголеватость в носке мундира, пошитом с иголочки. А добавить сюда научную степень и безукоризненное знание Шекспира в подлиннике — так и вообще, коня белого не требуется.


Но, как и у любой идеальной системы, был у Язько недостаточек. Пустяшный. Любил он выпить крепко. И постоянно был в глухой завязке по этому поводу. Внутри него было единство и борьба противоположностей. Баланс сил. Тонкий и хрустальный. А, как нам известно, внести хаос в систему ювелирно настроенную – раз плюнуть.
По всем морским законам, в приемной капитана находится холодильник с представительскими. Ну, не поить же всякие службы в портах из капитанского кармана? Не поить. Поэтому, капитану выделяется специальный фонд. Из которого и покупается нежнейшая лососинка, икорка черная, балычок белужий, колбаска крепкого копчения, деликатес заморский и наша, боже ж мой, как слеза, водочка. Коньячок с вискариком. И пивко. Все одно к одному ладное, с понятной любовью закупленное и разложенное по полочкам капитанского холодильника, согласно режимов температурного хранения.
И принял дела капитанские Федорович с недобрым предчувствием. Война ему предстояла тяжелая и затяжная. И враг стоял на пороге. В виде холодильника "Электролюкс" в его каюте. Нагло усмехающегося белыми боками и откровенно выставляющим на показ свои паха. Пока отход, пока бумаги, пока веревки отдали – Федорыч держал внутреннюю оборону, закусивши губу до крови. Кронштадт. Федорыч, было ушедший от холодильника на нос судна и, закопавшийся в якорных цепях – почему-то решил проверить, а закрыл ли он воду в капитанском гальюне. Открытая вода в гальюне – это же водотечность! Прямая и явная угроза безопасности. Думал орденоносец и ускорял обратный шаг. Приемный буй. Прощай родной город.
Мгновенно взлетев в свои капитанские апартаменты, и, тут же забыв про не существуюший открытый кран, Федорыч уперся тяжким взглядом в холодильник. Холодильник торжествовал и глумился над наукой и лингвистикой, пуская Федорычу зайчики в глаза, своими отполированными боками. На траверзе острова Гогланд, наш капитуся уже колбасу не резал, а водку не лил в рюмку. Он был близок к природе и просто отхлебывал из горлышка, а от батона с колбасой — элементарно косо откусывал, не жуя и привычно сглатывая здоровенные куски копченого дефицита . Жизнь была прекрасной, а день коротким. К Таллину, предводитель судовых команчей дрых праведным сном, обронив огромную голову на толстенную лоцию Балтийского моря.
Старпом его не забыл и понимающе перетащил в спальню, приставив к изголовью сторожа, в виде бутылки виски. К следующему ужину, папа не почтил экипаж своим присутствием. К обеду третьего дня – его так же, никто не видел. Старпом регулярно навещал изгоя, балуя того разнообразием пойла и субординационно поддерживая старшего по званию в сугубо горизонтальном положении.
А вот и Киль-канал, душечка, весь в огнях и вкусно пахнущих крепким табаком лоцманах. Старпом представился лоцману как капитан, второй штурман — старпомом, а трешка наш – благодаря холодильнику, выдвинулся во вторые штурмана. Склёписто так все. По-домашнему. Главный из своей трехкомнатной не вылезает. Занят. Думает во сне, как бы реванш взять у супостата со стеклянными полками и хромированной ручкой. Зреет хитрыми планами. Роет окопы и инструктирует диверсионные группы. Весь горит победой и возмездием за бесцельно прожитые годы.
А нам пора и в Эльбу поворачивать. Гамбург приветствует нас на русском и играет наш гимн. Ошвартовались. У старпома выбора нет. Придется тяжкую роль капитана тянуть на себе и дальше, раз уж так масть легла. Гения судоводительской науки и лингвистики, он призапер в спальне, в приемной капитанской разложил остатки закуси. Водочки достал из ухохатывающегося "Электролюкса", пнул того под копчик в назидание и с заверениями, что с ним, старпомом, такого никогда не будет, доведись ему быть капитаном. Проверил младенческий сон Федорыча и, завязав свой галстук модным широким узлом, стал ждать прихода властей немецких. Те себя ждать долго не заставили. Немцы все ж. Пунктуальность — прежде всего. Уселись полукругом вокруг стола с яствами, кофеек потягивают, водочку чуть-чуть, икоркой черной все полируют. Не чета нашим, которые, даже туалетную бумагу поношенную, с собой норовят забрать, не говоря уж о колбасе и коньяке. Беседа идет своим чередом, все бумаги оформили. Уже и прощаться вот-вот.
И тут…Федорыч, до того в туалет три дня не выходивший и работавший по замкнутому циклу как космическая станция, решил отлить. Приспичило трудяге. Все ж научный работник, все ж труды имеет, степени, звания и дипломы. Негоже под себя ходить, с таким-то грузом социальной ответственности. Спальня капитанская слева, приемная обширная с гостями по центру, а справа от приемной – аккурат, капитанский гальюн, святая святых на пароходе. Вышел наш удалец на центр в чем был. В одном носке, трусах под коленки и лицом, которым только впору давить клюкву. Завершала экскурсионный обзор здоровенная фуражка со смятой кокардой. Осмотрелся маститый капитан невидящим реальность левым глазом. Понял, что вокруг него туман непроглядный. И как любой уважающий себя пароход : однократно обозначился в тумане длинным гудком сзади — ранив смертельно представителя порта. Вдумчиво почесал себя в промежности. Деловито икнул. Выдвинулся в сторону гальюна, по пути сбил агентшу грузополучателя со стула. Добрел да гальюна, открыл там дверь нараспашку. Крепко держась за свое естество двумя руками, дабы его не выронить и не разбить вдребезги, да и самому, об палубу не убиться. Затем, Федорыч уверенно и мощно как Днепрогэс, помочился в раковину. Пристально посмотрел на себя в зеркало, оттянувши вниз нижнее веко на правом глазу. Не одобрил увиденного и, жалея сам себя покачиванием головы в фуражке, зачем-то тщательно смыл воду в унитазе.
Взял курс на спальню. По дороге остановился, вынул из омертвевших пальцев гамбургского врача рюмку с водкой и привычно всосал ее внешним пищеварением. На посошок, уже множественно и трубно, попрощался со всеми властными структурами Германии теми устами, которыми не говорят по-фламандски. И грациозно ушел в темень небытия, аккуратно прикрыв дверь в спальню. Если бы был занавес, Федорыча "на бис" — раз двадцать бы вызвали. Но, это был не театр, а правда жизни. Старпом хотел повеситься на модном галстуке тут же. А власти были против суицида. Ситуация накалялась. Но, старпом пригрозил танками генерала Рыбалко и генетическая память немцев, понесла их прочь. В вечерних газетах ничего не написали про капитана в тумане. Все же интеллигентные люди – язык за зубами держать умеют, эти немцы.
Выгрузились мы. Вышли на один порт Бельгии. А к Генту, мальчик наш, научно-защищенный, оклемался. Потому как спиртосодержащих жидкостей у него уже не было. Взбодрился. Смотрел на холодильник вызывающе-орлино и всячески отрицал проигрыш этой тупой железке. Первое, что он сделал увидев меня за обедом – так это отчитал за отсутствие на мне темных брюк и за присутствие рубашки с коротким рукавом. Нахал какой, а? Похоже, что о страшной холодильниковой тайне, ему никто так и не рассказал до самой его безбедной пенсии. Честно говоря, холодильников я с тех пор не то что бы боюсь — но, отношусь с уважением к ним.