Два белых коня

Февралем слипалось в носу от хрусткости раннего утра. А я налегке выскочил, вспомнил, что забыл в багажнике две нужные ерундовины. Влез в багажник, ухватил голыми руками мерзлый металл и было уже двинул домой, как встретил однокашника Саню. Саня степенно грузил в свою «копейку» банку масла, фильтры, какие-то гайки. Поздоровались. Саня тут же спросил: у тебя есть шестигранка под слив масла? Я не глядя показал рукой в сторону багажника: бери в сумке. Саня взял ключ и сообщил, что они едут с батей менять масло и фильтры, а через пару часов мы это дело отпразднуем. Я обрадовался случаю, т.к. на таком морозе более развлечений никаких не подберешь – сиди дома и пинай синю сливу, от легкой развязанности, до глубокого погружения в тему. С этими мыслями я побежал домой, окалывая лед с ушей и носа.
Через пару часов я позвонил Сане по телефону. Трубку подняла его мать и сообщила, что гвардейцы еще не возвращались на базу. Пришлось ждать. Спустя еще два часа, я вновь набрал номер Сани. Мать уже обеспокоенным голосом подтвердила, что домой они не возвращались. Еще час. Нет. Еще час. Нет. Люди не вернулись. Я оделся как можно теплее и пошел их искать, сам не понимая, где я это буду делать. Едва вышел из дома, как сквозь поземку увидел две прислоненные друг к другу фигуры, которые брели по безлюдному городу, едва передвигая ноги и цеплялись за жизнь из последних сил. Они!!! Я подлетел к ним и стал орать, мол, какого черта, мол, вы, что, обалдели??? Вы где шляетесь на таком морозе??? Саня мне тихо ответил, что очень хочет горячего чаю и спать, а все подробности завтра. А на завтра был рассказ подрывника, который ошибся один раз в жизни.
Они бодро доехали с батей до ближайшей "ямы". Не ехать же на СТО и не платить же там огромные деньжищи за смену масла??? Тем паче, что у них на двоих было два высших технических образования. Заехали на яму. Батя Сани взял ту самую шестигранку, которую Саня позаимствовал у меня в багажнике и стал ее примерять к тем пробкам, которые были под днищем «копейки». На удачу, шестигранка подошла к сливной пробке коробки передач и батя тут же ее ловко выкрутил. Трансмиссионка полилась в подготовленную тару. Тщательно обождав, пока коробка передач обсохнет, закрутили назад пробку. Масляный фильтр на движке решили не менять, т.к. «он дорогой и батя его менял недавно». Открыли заливную горловину на клапанной крышке и налили туда масла ровно по краев горловины. Полюбовавшись на свою работу, батя деловито протер руки и завел мотор. Масло тут же поперло из всех щелей. Мотор выключили. Закурили. Стали думать. Время шло. Саня нырнул под автомобиль и прошел взглядом от мотора, коробки передач, по карданному валу и уткнулся в задний мост. Моментом поняв, что там наверняка есть масло (инженер все же, диплом имеет), примерил тот самый шестигранный ключ к картеру редуктора. Ключ подошел. Им в этот день пёрло, как на буфет в театре. Радостно вывернули пробку из картера редуктора и деловито собрали вытекающее масло в емкость. Пора, сказал батя и они завели мотор еще раз.
Поскольку масло в прошлый раз уже прилично подвыдавило сальники и прокладки в моторе, в этот раз его уже ничего не могло удержать. Масло давило из всех щелей. Выключили мотор. Закурили. Солнце уже давно зашло за гору. Саня предположил, что «масляный канал между мотором и коробкой передач, чем-то забился, поэтому масло никак не может вытечь полностью». Батя поддержал здравую гипотезу сына и повторно открутил пробку на картере коробки передач. Саня уже стоял наготове со стальной проволокой, которую подобрал под ногами. В свободное отверстие на коробке, инженеры ввели проволоку и в четыре руки принялись силой продвигать ее в сторону мотора. Они старались нащупать тот самый «масляный канал», который объединяет две масляных системы в одну. Сначала проволока шла легко, а потом зацепилась за что-то. Силы были на исходе и двое гениальных механиков торопились. Обломав в конце концов кусок проволоки и оставив его в недрах коробки передач.
Поняв, что еще чуть-чуть и их уже найдут только среди подснежников, два дефективных приняли единственно верное решение, которое и сохранило им жизнь: в очередной раз они завели мотор и поехали искать ближайшую станцию техобслуживания. Ехали не долго, буквально минут 30. По дороге масло привычно фонтанировало через выдавленные сальники и прокладки, до тех пор, пока все не иссякло. Перегретый мотор радостно поприветствовал прилипшие вкладыши. Обломанный конец проволоки наконец-то нашел свое место в коробке передач, уверенно сломав там пяток зубьев на шестернях. А сухой редуктор заднего моста выл баритоном Георга Отса, все громче и громче
До СТО они не дотянули пару десятков метров. Картер коробки раскололся, редуктор давно перешел на тенор Козловского, а мотор заклинило. Все было в пределах разумного и закономерного. Двое героев сдали автохлам в руки плачущих работников СТО и уныло побрели на автобус.
А с Саней мы все же крепко выпили. Но это была уже совсем другая история.

Дух далекий и близкий

В те годы, когда было уже можно, но еще чуть-чуть нельзя, приятель озадачил меня покупкой спутникового телевидения в Европе. Мол, я его там купил бы умеренно, а тут продал бы ему заподешево. Манящая формулировка все решила. И я согласился.
Старт мероприятия начался в старой доброй Англии. Я нашел магазин «TV & Satellite» в логове самой главной базы НАТО (г. Плимут) и решительно пересек его порог. Тут же ко мне подскочила девочка в белой кофточке и черной юбочке. Все подскакивающие английские девочки, одеты в белые кофточки и черные юбочки. Если они одеты не так – это не подскакивающие английские девочки.
-Мистер? Чем могу Вам помочь?
-Я хочу купить комплект спутникового приема!
-Откуда Вы, мистер?
-Я из России. Но это не важно!
-Мистер! Это важно! В Англии используется телевизионная система PAL, в России используется телевизионная система SECAM. Системы разные. Вы не сможете смотреть спутниковое ТВ Англии в России, мистер!
-Я моряк. У меня телевизор с мультисистемным приемом ТВ-сигнала. Я могу смотреть ТВ-передачи со всего мира! И без проблем. Но я не знаю, какого диаметра должна быть антенна спутникового приемника, чтобы я смог смотреть европейское ТВ на территории России, в меридиане Санкт-Петербурга! Вы знаете? Диаметр? Антенны?
-Мистер?! В России невозможен прием европейского ТВ!!! Вы меня понимаете? (встает на цыпочки и смотрит мне в глаза с сочувствием).
-Да. Я Вас понимаю. И я у Вас спрашиваю: какой диаметр антенны должен быть для приема спутникового европейского ТВ, в России, на меридиане города Санкт-Петерурга??!!
-Диаметр?? Мистер??? Это Англия. Мистер (старается смотрть на меня с гордостью), Англия!!!. Здесь система PAL ( смотрит с жалостью и уже готова уколоть меня аминазином за свой счет), поэтому..мистер…
-Дочка! Взрослые дома есть?
-Да, мистер! Одну минуту, мистер!
Появляется степенный дядя с выражением на лице. Дядя даже не скрывает цвет жидкости в его стакане и особо не метит сигарой, целясь в пепельницу метрах в шести от него.
-Здравствуйте! Чем могу Вам помочь, мистер?
-Я хочу купить комплект спутникового ТВ. В вашем магазине (черт знает, сколько это стоит. Мы еще цену не обсуждали вообще).
-Мистер! Это невозможно! В России ТВ сигнал системы SECAM…
-Мистер! (раздражаясь) Я знаю!!! Но!!! Не знаю диаметр антенны, чтобы принимать сигналы спутникового ТВ Европы в России!!! Вы знаете??? Диаметр???
-Мистер? Диаметр??? Поймите (хлебнул и затянулся) в России система…а в Англии…
Это он уже мне в спину. Я уже был не там.

Раума. Финляндия. Там не знают про НАТО. Но есть те, кто относится к России черт знает сколько лет, одинаково, с любовью и почтением. Подвальчик. Вывеска над ним: «Suomi Satellite». Спускаюсь. Мужик с бородой за прилавком. Что-то паяет. В воздухе манящий запах канифоли и прогретого паяльника. Поднимает на меня глаза.
-Здрассе!
-Привет!
-Мне надо купить комплект спутникового ТВ!
-Молодец! Ты откуда?
-Из Pietari!
-ОК!
Открывает здоровенный талмуд, толщиной со второй том «Войны и мира». Листает. Долго водит паяльником по строкам. Спрашивает
-Ты понимаешь, что диаметр антенны должен быть как на Байкануре, когда они следили за Белкой и Стрелкой?
-А точнее?
Мужик начинает показывать диаграммы, графики, достает проспект антенн и предлагает минимальный диаметр в 3.5 метра. Я ему объясняю, что даже у Ельцина антенна на даче меньше раз в 6-8. Мужик с аргументом соглашается, но поясняет, что сисек по спутниковому каналу FilmNet, можно не увидеть вовсе, если не прислушаться к его авторитетным рекомендациям. Долго с ним спорили. Сошлись во мнении, что он у меня купит 3 литра водки и два блока сигарет. Только до парохода пусть довезет. Ничего личного. Просто бизнес. А девочки в черно-белом с берегов Туманного Альбиона, пусть матчасть учат.

Должностная инструкция или секс по-морскому в межрейсовый период.

Нужно напроситься в гости к жаждуще-знойной женщине. Обязательно выбрав время вечером, в период "после тяжелой вахты". Доступным и галантным способом, заранее информировать даму о своих предпочтениях в еде и напитках. Особо подчеркнув, что коньяк вы принесете с собой, а водку лучше предварительно держать в морозилке, шампанское надо охлаждать умеренно. Салаты лучше солить и заправлять непосредственно перед подачей, а раковые шейки весьма милы в кисло-укропном соусе. Основные блюда надобно сохранять горячими до стола, для чего можно их предохранять от охлаждения, держа в пуховых подушках или ватных одеялах.
Итак, вечер. Покупаете коньяк. Приходите к даме. Коньяк из портфеля не достаете!!! Небрежно вешаете китель на спинку стула, садитесь за стол, слегка ослабляете галстук и обязательно одергиваете брюки, дабы безупречные стрелки сохранялись на них бесконечно долго. Закладываете салфетку. После двух порций оливье, пол батона колбасы т/к, грамм 250-ти осетрины с хреном и 150 грамм замороженной до бесчувствия водки, хлопаете себя по лбу и вскрикиваете : "Я же коньяк забыл в портфеле!" и смотрите на хозяйку с укоризной. Хозяйка обязательно отговаривает вас от коньяка, мотивируя "Смотрите, на столе и так есть что выпить и чем закусить". Несколько подумав, вы соглашаетесь с хозяйкой и медленно садитесь на свое место. Далее, степенно рубаете соленые грибки со сметаной, форшмак, паштет из куриной печени и т.д. И помните! Буженина при подсыхании, удивительна тверда и неудобна в еде. Раз в 20-30 минут, нужно давать паузу в еде и потреблении спиртосодержащих жидкостей. В эти промежутки времени, даме необходимо предложить шампанского. Это вовсе не значит, что его надо открывать и наливать!!! Именно предложить! И смотреть жалобно-просяще. Как смотрят юродивые на ступенях храмов. Одинокие женщины очень сентиментальны! Шампанское останется закрытым. Разговоры за столом должны быть интересны для дамы, лучше заранее почитать мировую прозу, стихи. Идеальны фразы в вашем тексте "топливо взяли говно, форсунки полетели, база ветоши в объемах не дает" и т.д. Далеее...горячее. Постарайтесь оставить под горячее, хотя бы 100 грамм водки. В противном случае, придется догоняться шампанским, под молодого поросенка с хреном. А это моветон. Шампанское нужно пить под торт "Наполеон"! В крайнем случае, под эклеры. Но! Замена если и допустима, то, с обязательной выволочкой хозяйки, за ее ленность и криворукость! От чая можно отказаться. Ну, не совсем отказаться, а попросить отсыпать вам с собой половину пачки. Насытились? Точно? Тогда, необходимо приступать к самой скучной фазе действа: "секс по-морскому". Начинайте недвусмысленно поглядывать на кровать. Дама тут же выдаст вам неуместное в этом процессе банное полотенце. Полотенце вешаете на шею. Идете в ванную комнату. Оставьте полотенце там. Это лишний в морском деле атрибут. Включите воду в ванной. Внимательно посмотрите на себя в зеркало. Веки на каждом глазу, поочередно оттяните вниз. Не торопитесь. Минут пять для ванной вполне достаточно. Выключайте воду - экономьте деньги гостеприимной дамы. Проходите снова к столу и пристально смотрите на хозяйку, которая, к тому моменту, уже переоденется в легкий халатик. Хозяйка правильно поймет ваш сигнал к действию и упорхнет в ванную.
Запомните! Это момент истины! С этой минуты - вы лазутчик в тылу врага и у вас крайне мало времени для выполнения боевого задания Родины! Мгновенно допиваете остатки шампанского, там должно быть еще грамм 200-ти. Не смейте доедать "Наполеон" - это очень долго, дама вернется после ванной и все будет испорчено! Досчитайте до 20, это период, после которого алкогольная интоксикация обновится новой порцией. Снимайте галстук, ботинки, брюки!!!! Рубаху и носки оставьте! Их под кителем завтра будет почти не видно. Ложитесь спать, отвернувшись носом к стенке. Храпеть начать лучше сразу же, не дожидаясь изумления вернувшейся дамы. Если начнет тормошить и мешать спать, говорите правильно подобранную фразу "Я буквально на минуточку, только глаза закрою! Сейчас, сейчас! Такой трудный был день"
Утром уходите на цыпочках. Не прощаясь. Умоляю! Не забывайте портфель!!! Там ведь коньяк! Теперь поняли? Почему я так настаивал на том, что бы вы его купили????
Прекрасный способ общения с женщиной. Единственное, что меня всегда удивляло, так это то, что получалось это устроить лишь один раз с одной и той же претенденткой. Сколько раз я потом не напрашивался в гости к тем дамам, которые уже испытали на себе эти методики - ни одна не согласилась на повторный эксперимент. Странные, женщины! Странные!

Задний ход.

Третий штурман Валера, всю ночь возил на своем велосипеде колеса б/у. Надыбал где-то в славном городе Раннерс (Дания). Вполне приличные. Практически все парные. На вопросы, мол, Валерка, где надыбал этот клад??? Валерка отвечал уклончиво, мол, места знать надо. Навозил их Валера цельную гору. И, после дневной вахты, стал любовно распихивать по пароходу. Носит, складывает аккуратненько, подвязывает, крепит, пару к паре сортирует. Чтобы в новой России их втереть оптом или в розницу. Очень долго все расфасовывал. Тщательно. Я даже удивился, такой молодой, а такой усидчивый и целеустремленный. Когда колес осталось на причале штук пять, из-за здания выехала полицейская машина. Мееееедленно проехала по причалу и остановилась у Валеркиных колес. Из машины вышли двое. Он и она. В форме полиции Датского Королевства.
-Он, поправил форменную одежду, амуницию, фуражку и спросил у Валерки, мол, не спустится ли уважаемый офицер с российской территории на территорию Ее Величества.
-А она...она была и так прекрасна, даже в форме.
Когда Валерка подошел к ним, она спросила у него, мол, сынок, а где ты так хорошо научился возить на велосипеде колеса б/у? На что Валерка, являя миру безупречное владение временами и глаголами неправильной формы, сообщил, мол, это ж плевое дело, навозить со свалки к пароходу колес б/у. Ничейных.
Дама восхитилась произношению и только за одно это, дала Валерке три часа на то, чтобы он отвез колеса туда, где их слямзил. Заодно, на своем уровне, урегулировал вопрос своей дальнейшей судьбы с владельцем этих колес. Владельцем колес, который по счастливой случайности, еще был и владельцем производства восстановленных колес. Наварка по-нашему. Поэтому колеса и были отсортированы заранее по размерам и логотипам. Разложены вдоль забора и подготовлены к дальнейшей обработке.
Дама на умеренном английском напомнила Валерке: 3 часа. И показала для верности три пальца. И полицейская машина так же медленно скрылась за домами.
Мы стояли вдоль борта и с огромным удовольствием наблюдали, как этот малолетний выскочка носился по судну и в обратном порядке раскреплял, развязывал, разнайтовывал и вытаскивал на причал ту кучу добра, которую затаскивал на пароход с ночи. Лица у наблюдающих были скорбные.
Три часа Валерка гонял до фабрики и обратно, поднимая пыль и раздувая рубаху пузырем. Все перевез, разложил вдоль забора как было и пошел в администрацию фабрики на переговоры, пощады просить.
Финалом экзекуции было предложение владельца фабрики: черт с тобой, хороший ты парень, Валерка, не буду я на тебя заяву писать! Подгони мне три литра "Абсолюта" и забирай эти колеса к чертовой матери!!!
"Абсолюта" Валерка назанимал на пароходе ( у любого русского моряка всегда перед Скандинавией заныкана хорошая или плохая водочка). И отвез в президиум фабрики, закрыв тему раз и навсегда. И около колес я его больше никогда не видел. У него внезапная аллергия на резину приобрелась. Устойчивая.

Про мат на флоте.

Средиземка. Лето. Ни ветерка. Дед (старший механик), сытно отзавтракав положенной яичницей и бутербродами с сыром, обозревает гладь водной поверхности из своей каюты. Подумав минуты три, дед залез в холодильник, достал початую банку килек, сливочное масло, ровно порезанную булку. Подождал еще пару минут, пока легкая желтизна масла не отмякнет на воздухе, отрезал ножом от кубика масла нужный вес, аккуратненько положил его на булку, любовно размазал по ней, следя за тем, чтобы слой масла везде был строго одинаковым.
Отошел от куска булки на метр, присел, прищурил один глаз и еще раз проверил тщательность масляного покрытия бутерброда. Ловко подцепил вилкой килечку. Распластал ее на салфетке, удалил косточки хребта, голову. Достал еще одну килечку. Препарировал и ее так же. Переложил килечки на булку с маслом параллельно друг дружке. Отошел от стола. Посмотрел на сделанное с любовью творение кулинара. Покачал головой. Переложил кильки крестом. Чуть поправил угол пересечения килек. Удовлетворился.
Наконец!!! Дед перестал себя обманывать и решительно открыл морозилку. Нежно ухватил двумя пальцами горлышко замороженной до бесчувствия бутылки "Столичной". С хрустом и замиранием , свернул пробку на бутылке. Налил в рюмку не глядя, подсчитывая объем выливающейся жидкости по характерным булькам. Взял рюмку и тарелочку с восхитительным произведением закусывательного искусства. Подошел к открытому иллюминатору левого борта, еще раз проникся чистотой и свежестью средиземноморской глади и...Выпил.
Но! Закусывать мгновенно не стал. Степенно подождав, пока водка пройдет по пищеводу, уютно расположится в желудке и даст в голову два коротких звонка. Все. Пора. Закусить. Тем самым сложноподчиненным бутербродом! Вкус кильки был восхитителен и неимоверно сладостно подчеркнут послевкусием от ледяной водки. День начался прекрасно!
И тут, в иллюминаторе показалось лицо практиканта. Практикант был включен в палубную команду, которая занималась покраской надстойки судна. Практикант был вежлив, не смотря на то, что чуть подпортил собой бескрайнюю равнину моря. Здрассе, Владимир Андреич! Закройте иллюминатор, а то я тут красить буду, не запачкать бы вам чего! Дед кивнул головой и стал задраивать латунные барашки. Ладонью дал знать практиканту, мол, пора, мол, даю добро на дальнейшую покраску. Практикант довольно мотнул гривой, макнул валик в белила и тщательно покрыл все стекло иллюминатора дедовской каюты приличным слоем краски. Мазок за мазком. Сверху вниз. Как учил боцман на инструктаже перед покраской. Дед еще долго стоял перед иллюминатором. Не веря в происходящее. С рюмкой в одной руке и недоеденной килькой в другой.

Враг у ворот

В те далекие и героические времена, на всех судах загранплавания был в штате первый помощник капитана. Не следует его путать со старшим помощником. Старпом - это завтрашний капитан, а сегодня старший штурман. А вот помполит, он же помпа, он вчера первый помощник, сегодня первый помощник и далее, всегда первый помощник. Тупиковая ветвь эволюционного развития горкома партии. Широкая грудь помполита была демпфером, расположенным между острием удара капиталистов и работниками созидательного труда, сиречь, моряками загранплавания.
На пароход к нам пришел практикант. Как и положено, молодой, ушки торчком, все отрицает, водку с утра ни-ни. Пришли в Норвегию. Елки-палки норвегам привезли. Откуда в Норвегии лесу-то быть? Нет там его. Вот мы их и выручили. Практиканта ставят в ночь дежурить у трапа. Куда же его еще? Старпом ребенка инструктирует, мол, норвеги рано-рано утром на работу пойдут, пароход выгружать, мол, ты мне маякни по телефону, мол, они выгрузку начинают. Чтобы старпом сумел лицо успеть умыть от ночного преферанса у капитана. Практикант уверил, что звонка даст.
Ночь. А за ней и зябкое утро. С восходом солнца, норвежцы потянулись на работу. Ранние пташки. Надо напомнить, что Норвегия - это страна НАТО, что тогдашний корейский Боинг сбили совсем недавно, что война холодная вовсю, что бдительность, что тлетворное влияние и т.д. Одним словом, глянув на работящих норвегов, намылился практикант звонить старшему офицеру. Подходит к судовому телефону, смотрит в список абонентов. А там, сразу под абонентом "капитан", еще двое старших...Первый помощник капитана и Старший помощник капитана. Причем, как положено, Первый помощник капитана, прописан выше, чем Старший. Ну...пацан возьми, да и позвони помпе в 06:30 утра. Помпа наш, из бывших вояк-помполитов. Он в жизни своей таких ранних звонков не получал. В его мозгах был только упреждающий удар по противнику и позорно расписанная ночная пулька, под которую было удачно прибрано литра полтора капитанского коньяка. Труженик до конца еще не протрезвел от ночной ударной преферансовой вахты .
Вооооооот, звонит наш пацан помполиту с утра и орет в трубку волнительным голосом "Они начинают!!!». Имея ввиду работу норвегов. Помпа подорвался вверх, затвор в голове передернул и подготовился к отражению агрессии. Кто мог начать???? НАТО! Больше некому же! Они хотят взять советское судно в плен. И он, помполит, просто обязан защитить весь советский строй. Один. Против всех них. Иными словами, помпей начал жечь ценно-уникально-секретные документы, т.е. протоколы партийных собраний, отчеты о комсомольских взносах, личные социалистические планы и прочую коммунистическую печатную ерунду..Документы не должны были попасть в руки врага. Жег он бумагу яростно. Скоро. С пионерским задором. В раковине. Пароход стало затягивать дымом пожарища. Первым подоспел старпом. Босиком и без штанов. Стал орать и рваться в помполитову каюту, из-под двери которой весело валил дым. Помпея стуки в дверь только раззадорили и он достал подшивки актов ревизионной комиссии, аж за три прошлых года. Старая школа. Бумаги полно. Надолго хватило бы осаду сдерживать…Если бы аварийную филенку в двери не выбили. Выбили. Спасли пароход и помполита. Осадного генерала на всякий случай зафиксировали мокрыми простынями, уж больно он рвался дожечь все до последнего листика, несмотря на все наши заверения о том, что война давно кончилась.
Выгрузились и пошли ближе к Родине. Помпей окончательно мозг отторгнул и по приходу в Калининград, так и не выйдя из роли, выскочил с парохода и спрятал в угольной куче сейфик с паспортами моряков. Куча угля весом под миллион тонн. Попробуй, найди.
За этот подвиг, помпея определили в мягкую комнату калининградского «Сербского». И его след был вычеркнут из моей жизни. А к его партии, я и до того относился с боязнью.

День Радио

В Литовском морском пароходстве, был теплоход "Капсукас". Обычный лесовоз. И почапал он в славный город Выборг, дабы принять деревяшки разные, назначением на солнечную Италию. Загрузились. Плывут, согласно рейс-задания в Палермо. Радист "Капсукаса" передает телеграмму прямо на Рим, так мол и так, советский теплоход "Капсукас", плывем к вам из Выборга, везем балансы березовые на Палермо. В Риме спрашивают как-как название судна?????? Радист им долбит К-А-П-С-У-К-А-С. Те снова что-что????? Начальник радиостанции им в седьмой раз передает "Капсукас", мать вашу. Береговые радисты подтверждение о приеме конечно дали, но странно как-то...Прошло время, надо снова с макаронниками на связь выходить. Радист уже с опаской к Риму стучится, мол так и так, пароход "Капсукас", имею вам сообщить, то, сё...В Риме снова, восемнадцать раз переспросили название судна. Наш радист был дисциплинированный. Все восемнадцать раз им подтвердил морзянкой."Капсукас". Город такой в Литве. В его честь и пароход назван. Итальянцы дали квитанцию на радиограмму. Но, радисту снова все это подозрительным показалось. Такое у него впечатление сложилось, что в итальянском радиоцентре, пока все, до единого оператора, название парохода не услышат, его со связи не отпускают.Странные они, решил радист. Однако, подплыли к Палермо. Зовут лоцмана. Мол мы,советский пароход "Капсукас", мол дайте нам лоцмана. Итальяшки ржут в голос в эфире. Но, лоцмана дали. Лоцман на борт поднимается, просто в покатуху весь. Слова вымолвить не в состоянии. Едва пароход ошвартовался, лоцман кубарем выкатился. Народ итальянский стал прибывать к борту. Мамаши с детьми, старики, степенные граждане. Худые, толстые, молодые, старые. Их всех объединяло одно - смех. Они сгибались пополам, тыкали пальцем в название советского судна и смеялись, смеялись, смеялись. Как выяснилось позднее, словом "капсукас" на жаргонном итальянском, обозначали "маленький половой член в шляпе".М-да..."Капсукас" был в Италии первый и последний раз.

Нога и мысль

Иду по коридору больницы Чудновского, ищу нужный мне кабинет. Ежегодная медицинская комиссия — это вам не жук на палочке. Вдруг! Ба! Валерка Иванченко, третий механик с моего прошлого парохода, двухметровый амбал – идет с загипсованной ногой, но, улыбается мне во весь приятельский оскал. Я тут же у него спрашиваю, мол, что с ногой то??? Кошку мучил? Он поведал мне грустную историю.

Принял он дела на судне. Хороший пароход, финской постройки, все внутри удобно и красиво. Но, случилась незадача – потекла у него в каюте батарея отопления. Время ей пришло. Батарея была еще с финской постройки. Тоненькая и изящная. А заменить ее пришлось на изделие отечественного чугунпрома, по тяжести едва уступающему Бруклинскому мосту, а по изящности — отстающему от рецепта советской военно-полевой кухни. Здоровенная конструкция, которая легко защитит в случае ракетно-ядерного удара. Как-то, этот дизайнерский аксессуар, прикрутили к переборке, подвели трубопроводы и батарея вступила в свои права наследования.

Только вот какое дело, нынешняя батарея никак не давала закрыться ящику стола. Он вызывающе торчал, категорически не желая находиться на штатном месте и беззастенчиво крал без того малое пространство каюты. Каждый день начинался у Валерки одинаково. Он вставал после сна, шел к раковине на утренние процедуры и со всего маха бился правым коленом о дружеский ящик, который любезно выдвинула батарея. Разумеется, при обратном возвращении, он скрупулезно прикладывался к этому ящику, только уже теперь левым коленом.

Инквизиция продолжалась два месяца, пока Валерка не попросил замену по семейным обстоятельствам. Приехал в порт сменщик, сдал ему Валерка дела и, по старой традиции, решили они прием-передачу дел, отметить по чуть-чуть. Закуски порезали, разлили и тут Валерка вспомнил, что есть у него минералка в холодильнике. Вскочил, метнулся за минералкой и…в который раз ощутил правым коленом незыблемую твердь ящика, любовно изготовленного руками финских лесорубов. Боль была пронизывающей и еще более обидной от того, что Валерка уже злорадно себе представлял мытарства сменщика, которому предстоит работать на судне дальше. Вне себя, Валерка взвыл зверем, схватил этот ящик, выдвинул его из стола максимально и всадил его обратно с силой, которой его наградила двухметровая природа. Ящик вошел в стол, как раскаленный нож в масло. Порадоваться этому обстоятельству Валере было не суждено. Ящик, с чудовищной силой ударивши в мать всех бед – батарею, сорвал ее с креплений. Батарея, на мгновенье, повиснув на тонюсеньких финских трубопроводах, тут же обломила их своей чугунной глыбой и рухнула вниз со страшным грохотом. Точкой пересечения вектора реактивной тяги и земного притяжения – оказалась Валеркина ступня 48 размера. Левая. Вместо приятного времяпровождения и последующей поездки домой, — звонок в «03», приезд «скорой», сложный перелом, травмпункт, гипс. Погуляли…

На этом все не закончилось. А наоборот. Началось. Спустя какое-то время, надлежало Валере сделать очередной снимок стопы. Сделал. Сидит, ждет вызова к хирургу. Для получения консультаций. Вызывают, моргнувшей лампочкой над дверью. Валера входит. Хирург берет его снимок в руку, долго всматривается, подскакивает, бежит к лампе, одевает очки, снимает их. Бежит к окну. Долго всматривается в снимок, сквозь лучи палящего солнца. Садится, яростно трет виски ладонями. Смотрит на Валерку как на воскресшего покойника. Хватается за голову и выбегает из кабинета. Через три минуты, затаскивает за локоть еще одного деятеля в белом халате. Деятель лопочет «Не может быть, не может быть, не верю, не верю, наука такого еще не знала». Белохалатные уже в четыре глаза и четыре стекла с миллионными диоптриями, рассматривают снимок и носятся между окном и лампой. Врачи закурили прямо в кабинете, трясущимися руками держа сигареты. Валера внезапно понял, что жить ему осталось буквально пять минут, а дел еще не впроворот. Вежливо поинтересовался у лепил, насколько больно будет ему умирать. Тот, что постарше, весь взъерошенный, подлетел к Валере и стал объяснять…вы не понимаете…вы уникальны…случай не зарегистрированный в практике…вот тут, смотрите…на снимке…видите…хрящики не отчетливые??? Видите??? Вижу, обреченно признался мой приятель. И что? Мне теперь ногу отрежут, в банку ее со спиртом упакуют и будут у вас, ниже этажом, студентам показывать??? Хирург на секунду задумался, такая гениальная идея ему в голову сразу не пришла. Но, он продолжил гнуть свою линию…нет, до этого не дойдет, надеюсь…но, понимаете…у вас нога еще растет!!! Вы уникальны! Все люди заканчивают свой рост в определенное время! А вы – исключение!!! У вас хрящики еще не отвердели – вы растете!!! Тут Валера понял, что его принимают не за хирургического больного, а за словившего «белочку» таежного охотника. Он строго спросил врачей: Вы чего? Не только тут курите, но и пьете в кабинете? Мне 32 года, у меня рост 198 см, нога 48 размера – хрен где обувь подберешь!!! Куда ей расти??? Прекратите нести ахинею и немедленно продлевайте мне больничный!

Пауза была недолгой. Двое сподвижников науки тут же сорвались с места и ушли галопом в коридор. Спустя минут десять, привели совсем старого гриба, который ни черта не видел и слышал с перебоями. Гриб уселся напротив Валерки и уставился в него слепыми глазами Вия. Вурдулаки любезно сунули ему в руки рентгеновский снимок послечугунной ступни Валеры. Вий, мельком взглянув на снимок, кряхтя, стал подниматься и сказал тому, что постарше, «А тебя, Сашка, я зря тогда пропихивал в ординатуре, тупица ты» и велел сподвижникам отвести его обратно. Около выхода остановился, приосанился весь и выдал «Придурки вы, а не выдвиженцы от науки. Это детская ступня на снимке. Ребенка, лет 7-8».

Иванченко В. – была девочкой Викой. Маленькой. И она сломала ножку. Бедная. А Валерка, тоже Иванченко В, сломавший ногу, был мужчиной, 32 лет и росту о 198 сантиметрах. Но, это обстоятельство не помешало сестре в рентгеновском кабинете, спутать снимки и подписать их потом совершенно одинаково.
А с Валеркой мы потом выпили, но, это уже совсем другая история.

Что русскому хорошо - немцу смерть

Приплелись из Новороссийска в Тунис. Палки привезли. Тунисцев не видно. Выходной. Ждем выгрузки. Жарко до умеренного. Матрос у трапа, разморенный, вяло курит на рабочем месте папиросу "Беломорканал". Его сзади похлопали по плечу, спокойно попросили "дай прикурить". Парень повернулся и молча, подставил папиросу просящему. Тот достал из СВОЕЙ пачки "Беломора" папиросину, продул, размял, привычно прикурил и промолвил "Позови второго штурманца к трапу". Матрос наш икнул. Снова икнул. И начал икать не переставая. Дело в том, что прикуривающий был банальным негром. Самым обычным. Только цвет кожи у него был не темно-коричневым, а иссиня-фиолетовым.
Матрос едва доплелся до телефона и проикал "Второму штурману спуститься к трапу". Второй деловито спустился по трапу и парой фраз явил негру изумительное знание английских правильных и неправильных глаголов. Негр уставился на второго штурмана и спросил у икающего матросера "Чего это с секондом?". Тут пришла пора второго штурмана выпучивать глаза. Но, чести флота наш секонд не уронил и спустя пару минут выдавил из себя "А откуда вы так хорошо знаете русский язык?".
Негр был удивлен не меньше наших. Его ответ сразил наповал вопрошавших "Дык, у нас в Калуге, все так по-русски говорят". Выяснилось, что парень пару месяцев трудится в Тунисе. Типа, по студенческому обмену. Практикует французский язык по педагогической линии и чуть-чуть стивидорит в порту. Через пару-тройку недель собирается домой, обратно в Калугу. Приглашение на вечерние посиделки, им тут же было горячо воспринято. Вежливо осведомившись о наличии березовых веников, наш тонированный соотечественник распрощался до вечера. Вечером все было как обычно. Стол, баня, братание. Парень был крепким. Выпил со всеми персонально. В середине банкета он стал рассуждать о том, что ислам хорошая и правильная религия. Пытался цитировать на арабском Коран. Параллельное наличие в его правой руке стакана с водкой, а в левой, куска сала трехпальцевой толщины, никак фиолетового хлопчика не оттормаживало. Под занавес, парень пустил слезу, с просьбой немедленного забрать его в Калугу, мол, не могу я тут, мол, не понимаю я этих ниггеров, мол, сгораю на солнце постоянно, мол, снега хочу, а утром пива. Все рыдали как дети. Боцман, весь в отеческих чувствах, подарил пацану шапку-ушанку и валенки. Веник и сало, парень взял в качестве бонуса. Пацан как пацан, подумал я в пьяном угаре. Водку пьет, салом закусывает. В бане с веником парится. По Отечеству скучает. И чего его в Африку понесло???

Про точку и любовь к ней безответную

Зима,1987 год, Азовское море, стоим в ожидании ледовой проводки в порт Жданов (ныне Мариуполь). Стоим плотно. Очередь. Ледокол один. Перспективы заводки в порт весьма туманные.

К поварихе Валентине, молоденькой совсем (второй рейс всего), из Питера приехал мужик, специальный. Подружки ей его в бане выбрали по своему вкусу. Мужик сидел в гостинице и тосковал по Вале. Валя, испытывая сильное томление в грудях, бойко выпивала по этому поводу. Ходила и ныла в подпитии, мол он там себе другую найдет, мол я его знаю.

День, второй, третий. У второго штурмана и второго механика, родилась по этому поводу шальная идея… Объявление по судовой трансляции…"Повару срочно подняться на ходовой мостик". Валентина, поправив рюкзакововидные груди, рванула по трапу вверх.
На мостике, второй штурман Леха, шепчет Валюнчику на ухо, мол Валь, мы тебе разговор с диспетчером порта организуем, ты с ним пообщайся. Ты построже там с ним, а то, капитан у нас, сама знаешь, мягкотелый, ничего командного портовому начальству сказать не может. Только чур, могила, никому потом ни слова, а то нас с начальником радиостанции — уволят на хрен за то, что дали тебе линию связи.
Валька судорожно сглотнула слюну и энергично закивала головой. Леха аккуратненько взяв Валюнчика под локоток, подводит её к судовому телефону аварийной связи. Ну, такой огромный аппарат, дитя военно-промышленного комплекса, из цельного куска чугуна. Выдерживает прямое попадание из базуки, работает без электричества. Сбоку рычажок есть, покрутил — получил связь с машинным отделением или с румпельным. Только трубку надо двумя руками держать — тяжеленная.

А в это время в машинном отделении, на стреме сидел второй механик Денисыч, с прищепкой на носу и теннисным шариком во рту. Ожидая в истоме заветного звоночка по аварийной связи из рулевой рубки.
Проинструктировав Вальку, Леха, уверенно крутнул телефонную динамку и надувшись как гусь от важности момента, сказал в неподъемную трубку…Алло? Диспетчер порта? Сейчас с вами будет говорить наш повар!
В машине, Денисыч, уже был практически умерший. Но, собрав волю в кулак, строго ответил: "На связи диспетчер!" Далее, трубку выхватила Валька и стала рассказывать Денисычу о тяжкой судьбе судового повара, о женских трудностях, о мужике в гостинице. Обильно пересыпая свои слова плачем, хлюпаньем носа и т.д. Денисыч держался из последних сил. Но, вполне качественно изобразил из себя маститого диспетчера порта, который вошел в положение судового повара. Потом он спросил у Вали, мол, дайте нам ваше местоположение, точку, куда ледокол высылать???
Валька, закрыв трубку рукой, спросила у Лехи: "Точку просят! Какая наша точка???" Леха, в тот момент страдающий обострением аутизма из-за длительного полового воздержания, сосредоточенно глядя в ледяную даль, процедил сквозь зубы: "Наша точка Лямбда — обсерованная!" Лицо при этом старался держать каменно – невозмутимое. Валя с педантичной точностью передала его слова в машинное отделение.
От услышанного ответа у механика Денисыча случился приступ. Он упал на спину, пополз, перевернулся на бок, потом снова на лопатки. Он бился головой о слани, стучал кулаками по трубопроводам, плакал, икал, попукивал, его колотила дрожь, неведомая сила поднимала его и снова бросала вниз, не давая встать на ноги. Он хрипел, выл, рыдал, задыхался и практически прощался с жизнью.

Леха деловито осведомился у Вали, продолжая экзекуцию: "Что там диспетчер?" Ничего не подозревающая подопытная Валька ответила: Да, беспорядок там у них, мол, падает что-то, рушится и плачет кто-то вроде. После этого доклада, настала очередь веселья у Лехи.
Леша сдержано проплакал пару минут у радара и взял себя в руки.

В машине наконец-то наступило спокойствие и Денисыч, голосом уверенного в себе диспетчера порта сказал в трубку: "Будет вам ледокол, ждите". И потерял сознание, не потянув нагрузки.

Ужин. В Жданове что-то сконнектилось и нас берут в порт! Валентина, забыв все договоренности ляпнула при капитане: Мол вот мужики… ни хрена вы не умеете… я вот с портом поговорила и теперь нас берут к причалу! Я женщина в себе уверенная! Вы, мужики, меня держитесь — не пропадете. Капитан строго спросил Валю: Какой — такой разговор с портом? Кто разрешил? Да я вас всех! Да вы у меня! Да с каких это пор поварихи с диспетчерами разговаривают по радиотелефону!? Всех спишу! Начальник (это уже мне), эп-меть!!! Первый домой, с пером в заднице поедешь! Я тебе дам связь без брака!
Я подорвался, теряя тапочки, и начал нашептывать мастеру на ухо о действительной ситуации. Мастер покорно выслушав, отложил ложку, строго посмотрел на меня и сказал: Да ладно!!?? Увидев мое лицо… мастер встал, пошел было на выход, но, в дверях его сложило пополам и к себе он полз уже креветкой.
Валька подошла ко мне с виноватым видом и сказала… начальник, нас теперь выпрут вместе? Я нашелся и ответил, мол Валь, если водка есть, то, я постараюсь уладить дело, мастер у нас выпить не дурак. И Валька катнула пузырь! Так, из шутейного разговора — образовалась вполне материальная выпивка. А Валентина так и не узнала всех тонкостей судовой связи и наверное, до сих пор считает себя героиней.